Не бродить, не мять в кустах багряных

Лебеды и не искать следа.

Со снопом волос твоих овсяных

Отоснилась ты мне навсегда.

С алым соком ягоды на коже,

Нежная, красивая, была

На закат ты розовый похожа

И, как снег, лучиста и светла.

Зерна глаз твоих осыпались, завяли,

Имя тонкое растаяло, как звук,

Но остался в складках смятой шали

Запах меда от невинных рук.

В тихий час, когда заря на крыше,

Как котенок, моет лапкой рот,

Говор кроткий о тебе я слышу

Водяных поющих с ветром сот.

Пусть порой мне шепчет синий вечер,

Что была ты песня и мечта,

Всё ж, кто выдумал твой гибкий стан и плечи -

К светлой тайне приложил уста.

Не бродить, не мять в кустах багряных

Лебеды и не искать следа.

Со снопом волос твоих овсяных

Отоснилась ты мне навсегда.

1915-1916


Анализ:

С первых же строчек поэт признается: «Со снопом волос твоих овсяных отоснилась ты мне навсегда». Он хочет доказать самому себе, что больше не испытывает к возлюбленной тех волнующих и ярких чувств, что она постепенно стирается в его памяти, уступая место новым впечатлениям и сердечным привязанностям. Тем не менее, со своею возлюбленной Есенин расстается, испытывая тоску и душевную боль. Даже несмотря на то, что ее «имя тонкое растаяло, как звук», память все еще хранит «запах меда от невинных рук», а также воспоминания о гибком стане и хрупких плечах девушки. Поэт признается, что его избранница была «как снег, лучиста и светла», и этот мягкий свет до сих пор озаряет его жизнь, наполненную бурными событиями.

Автор сожалеет о том, что ему уже никогда не доведется вместе гулять со своей возлюбленной и любоваться «алым соком ягоды на коже». Прямого указания на то, что героиня его произведения погибла, нет. Однако Есенин прощается с нею так, словно бы девушки уже нет в живых. Он хоронит ее мысленно, понимая, что с Анной Сардановской у него не может быть ничего общего. Но выходит, что в своем стихотворении автор прощается с девушкой по-настоящему, точно зная, что больше никогда ее не увидит и не сможет сказать те заветные слова, которые еще совсем недавно были готовы сорваться с губ поэта, который искренне восхищается красотой своей возлюбленной.

Размер – 5 хорей


Мы теперь уходим понемногуВ ту страну, где тишь и благодать.Может быть, и скоро мне в дорогуБренные пожитки собирать. Милые березовые чащи!Ты, земля! И вы, равнин пески!Перед этим сонмом уходящимЯ не в силах скрыть своей тоски. Слишком я любил на этом светеВсе, что душу облекает в плоть.Мир осинам, что, раскинув ветви,Загляделись в розовую водь. Много дум я в тишине продумал,Много песен про себя сложил,И на этой на земле угрюмойСчастлив тем, что я дышал и жил. Счастлив тем, что целовал я женщин,Мял цветы, валялся на траве,И зверье, как братьев наших меньших,Никогда не бил по голове. Знаю я, что не цветут там чащи,Не звенит лебяжьей шеей рожь.Оттого пред сонмом уходящимЯ всегда испытываю дрожь. Знаю я, что в той стране не будетЭтих нив, златящихся во мгле.Оттого и дороги мне люди,Что живут со мною на земле.

1924



Анализ:

Стихотворение «Мы теперь уходим понемногу...» написано в 1924 году, за год до трагической кончины поэта. Это размышление о смысле жизни, оно наполнено грустью, тоской о веселых прожитых днях. Стихотворение начинается с местоимения «мы», так как поэт не одинок в сво­ей тоске. Далее «мы» сменяется «я», стихотворение написано от первого лица. Вторая и третья строфы объединены общей темой — темой любви поэта к русской природе. Третья и четвертая строфы посвящены осмыслению прожитой жизни и проникнуты пронзительной грустью. Лири­ческому герою не хочется покидать этот мир, где он был так счастлив. В финальных строфах противопоставлено «там» и «здесь». Последняя часть стихотворения перекликается со второй. Мы вновь встретим яркие метафоры, олицетворения: «не цветут там чащи», «не звенит лебяжьей шеей рожь», «не будет этих нив, златящихся во мгле». Повторение частицы «не» придает отрицатель­ное значение изображаемому. Поэт не в силах скрыть свою печаль. И все-таки в финале звучат мажорные ноты:

Размер – 5 хорей

ПИСЬМО МАТЕРИ


Ты жива еще, моя старушка?

Жив и я. Привет тебе, привет!

Пусть струится над твоей избушкой

Тот вечерний несказанный свет.

Пишут мне, что ты, тая тревогу,

Загрустила шибко обо мне,

Что ты часто xодишь на дорогу

В старомодном ветxом шушуне.

И тебе в вечернем синем мраке



Часто видится одно и то ж:

Будто кто-то мне в кабацкой драке

Саданул под сердце финский нож.

Ничего, родная! Успокойся.

Это только тягостная бредь.

Не такой уж горький я пропойца,

Чтоб, тебя не видя, умереть.

я по-прежнему такой же нежный

И мечтаю только лишь о том,

Чтоб скорее от тоски мятежной

Воротиться в низенький наш дом.

я вернусь, когда раскинет ветви

По-весеннему наш белый сад.

Только ты меня уж на рассвете

Не буди, как восемь лет назад.

Не буди того, что отмечалось,

Не волнуй того, что не сбылось,-

Слишком раннюю утрату и усталость

Испытать мне в жизни привелось.

И молиться не учи меня. Не надо!

К старому возврата больше нет.

Ты одна мне помощь и отрада,

Ты одна мне несказанный свет.

Так забудь же про свою тревогу,

Не грусти так шибко обо мне.

Не xоди так часто на дорогу

В старомодном ветxом шушуне.


1924

Анализ: тема - любовь ко всему родному, в частности, к матери.

пытаясь уйти от тоски, герой вспоминает старушку мать, свой дом, поэтому в центре внимания автора попытка понять, что стало с ним. две части стихотворения - о прошлом и о себе. изображено внутреннее и внешнее состояние героя. оксюморон"тоска мятежная" показывает его внутреннюю и внешнюю жизнь. трагизм лирического героя в том, что к старому возврата нет. лирический герой стоит на распутье, его тянет к матери, но он понимает, что былое не вернуть.

жанр – письмо

размер – хорей



ne-prepyatstvuyushih-kompleksnomu-oprobovaniyu.html
ne-priemlyut-otsutstviya-vibora.html
    PR.RU™